March 5th, 2017

Motherhood

(no subject)

У нас все-таки отличный ветеринар. Он может мне вслед кричать в полный голос "и не приходите больше!! Я не желаю вас в обозримом будущем видеть!!" и не бояться, что народ из приемной разбежится...


(За прошлый год он заработал на нашей собачке порядка £7000. В эту среду, наконец, собачке закончили делать физиотерапию по поводу прооперированных коленочек, попрощались до прививок, которые летом делать... и утром в воскресенье получили телефонный звонок "О, Mrs Frokenbokov!? Я уже начал волноваться, что от вас целых три дня никаких вестей.. Лапку на прогулке порезала? Ну, приезжайте, приезжайте.. Не, не буду я вас заклыдвать в службу защиты животных.. Может быть. ".

(no subject)

В клинических исследованиях есть что-то типа международного "устава" под названием Good Clinical Practice (GCP). Его, по понятным причинам, начали разрабатывать после Нюрнбергского процесса, потом постепенно дорабатывали. Ему должны соотвествовать местные законодательства всех стран, проводящих исследования. Там много общих деталей, но основная тема - добровольное согласие. Или сам пациент или его родители/опекуны обязаны дать информированное согласие на любые медицинские эксперименты.

Практически все, кто хоть как-то занят в клинисследованиях обязаны раз в два года проходить GCP пере-подготовку. Обычно это 20-минутный онлайн курс, где быстро тыкаешь в ответы контрольных вопросов, распечатываешь сертификат и на два годы ты свободен. Но хотя бы раз можно пойти на полноценный лекционный курс, где расскажут кратенько историю исследований и т.д.

Например, что первым в мировой истории запротоколированным исследователем была Клеопатра. Она велела солдатам оплодотворить довольно много рабынь и дальше им постепенно вскрывали животы и смотрели как эмбрионы развиваются по ходу беременности.

Других примеров отсутствия согласия пациентов великое множество, но я тут краем глаза увидела один диалог и вспомнила один из примеров.

В начале 19го века американский врач, Уильям Бомонт, лечил пациента, получившего огнестрельное ранение в желудок. Вопреки ожиданиям, пациент выжил, но с незаживающей "дыркой" из желудка наружу. Его уволили с его бывшей работы, так что доктор взял его себе прислугой. И стал проводить на нем эксперименты. Например, засовывал кусочки еды на ниточке через фистулу в желудок, и вытаскивал через какое-то время, чтобы смотреть, что желудочный сок делает с едой. Смотрел как меняется поведение желудка в разных ситуациях и т.д. В какой-то момент бывший пациент сбежал, но его вернули и эксперименты над ним продолжили. В общем, такой наглядный пример, как в стандартах 21го века клинические исследования проводить ни в коем случае нельзя.

При этом, Бомонт всячески почитаем за его заслуги перед гастроэнтерологией, его именем названы две школы, хайвей, три госпиталя и военный мед.центр; и американская гастроэнтерологическая ассоциация вручает приз его имени в 10 тыс долларов за исследования.